Эдуард Мане

Позвоните сейчас и закажите

«Вокруг этой новой звезды
уже кружит несколько спутников,
очерчивая орбиту,
в центре которой — он».
Теофиль Готье о Эдуарде Мане

Эдуард Мане родился 1832 году в Париже в семье Огюста Мане — главы департамента Министерства юстиции — и Ежени-Дезире Фурнье — дочери французского дипломата. Будущий художник проявлял равнодушие к учебе, поэтому даже когда его перевели в престижный колледж Роллана, Мане не проявлял особых способностей. Несмотря на большое желание Мане стать живописцем, его отец был против, поскольку видел сына будущим юристом. «Абсолютно непригоден» — такой вердикт был в табеле с колледжа Роллана. Но его дядя по материнской линии — Эдуард Фурнье — замечал художественные способности юного Мане и посоветовал ему посещать специальные лекции по живописи, на которые сам записал племянника и лично их оплачивал. Вместе с дядей, а еще с и своим приятелем Антоненом Прустом, художник также посещал музеи и открыл для себя Лувр – знаковое место в жизни художника.

Уроки по рисованию не вызывали у парня интереса через свою академичность. А в 1848 году вспыльчивый Мане решил вступить в военно-морскую академию, но с треском провалил вступительные экзамены. Впрочем, ему было разрешено попробовать еще раз, если он отправится в плавание на учебном судне. Во время путешествия парусник посетил Бразилию. Экзотика и богатство красок тропических стран лишь увеличило желание Мане обучаться живописи. Из путешествия он привез много очерков, рисунков и этюдов. В качестве моделей он часто использовал членов экипажа. В письмах к своим родным он описывал впечатление от карнавала в Рио-де-Жанейро и экзотическую красоту бразильских женщин.

В 1849 году, после возвращения в Париж, Мане еще раз попытался сдать экзамены в военно-морскую академию. Но и на этот раз не сложилось. К счастью, теперь отец оценил картины, привезенные из путешествий, и наконец поверил в способности сына. Все начало налаживаться. Отец советовал поступить художнику в Национальную школу изящных искусств, но Мане опасался слишком тяжелой и академической программы школы, поэтому поступил в мастерскую модного в то время художника — Тома Кутюра. Именно в этот период начинается конфликт Мане с классическими и романтическими традициями Франции, который определит дальнейшую судьбу художника в художественных кругах. Резкое неприятие буржуазного направления искусства вызвало конфликт между Мане и Кутюром. Положения юного художника ухудшилось из-за нежелательной беременности его давней возлюбленной Сюзанны Леенгоф — нидерландки, которую родители наняли, чтобы она учила сыновей игре на фортепиано. Когда родители узнали, что Сюзанна беременна — это стало для них настоящим шоком. Только представьте: кроме того, что эта женщина не была в браке с их сыном, она еще и была низшего социального статуса, чем семья Мане. Надо было сделать так, чтобы это максимально осталось в тайне.

К счастью, женщины умеют все уладить. Мать Мане сообщила матери Сюзанны, и она приехала в Париж. Ребенок был записан под именем Леон-Эдуард, а в обществе ребёнок был представлен как брат Сюзанны. Мане официально стал крестным отцом ребенка. Юный художник часто посещал дом Сюзанны, но тайну они хранили достаточно хорошо. Небольшой спойлер: позже, через 10 лет, Мане и Сюзанна таки поженятся.

Непокорный, своенравный Мане добавлял хлопот родным еще и другим. Мане был убежденным республиканцем. Поэтому он прекрасно чувствовал себя во времена Второй республики во Франции. Но 1851 году во Франции был переворот под руководством Луи — Наполеона, после которого начала свое существование Вторая французская империя, и на трон взошел Наполеон III. Во время переворота Мане со своим приятелем Прустом стали свидетелями кровопролития. Они были арестованы, и мужчины провели за решеткой несколько дней. Как можно догадаться, республиканцы были политическими врагами империалистов. После этого переворота все визии республиканцев о будущем растаяли. Темы государственности будто отошли на второй план для художников и писателей. А Мане с одногруппниками со школы искусств Кутюра сразу после трагедии пришли на кладбище, куда сносили жертв Наполеона III. Художники решили изобразить умерших на своих картинах. Очевидно, молодые люди хотели отдать последний долг павшим.

К счастью, никаких репрессий к Мане применено не было. Он продолжал увлекаться старой живописью, поэтому это побудило художника к путешествиям. Художник неоднократно посещал нидерландские музеи, где любовался живописью Франса Халса. Также он совершил путешествие в Италию, где посетил Венецию и Флоренцию. Именно тогда на его работах начало отображаться творчество художников раннего и позднего Возрождения, но самое большое влияние на него имел Веласкес — испанский живописец. Мане вобрал в себя романтизм Веласкеса и даже называл себя «Веласкесом сада Тюильри». Дело в том, что Диего Веласкес был придворным художником королевской семьи в Испании, а сад Тюильри был бывшим садом королевского семейства во Франции. Прогуливаясь там, Мане чувствовал себя словно придворный художник. Веласкес пришелся Мане по душе еще и своими портретами. Он изображал человека таким, каким он был – будь то пьяница, или прачка за работой. Эту идею реализма Мане воплощал в каждой картине. По возвращении во Францию, Мане становится популярным и его приглашают на ужины, где он знакомится с высшими кругами общества. Каждый день он посещает Лувр и делает копии известных картин и пытается получить похвалу от своего учителя. Кажется, что желание быть признанным всегда было характерно для Мане.

В 1859 году Мане посчитал свое обучение завершенным и решил выставляться в Парижском салоне — это была престижная выставка, которая проводилась ежегодно, а участие в ней равнялось автоматическому публичному признанию. Молодые и амбициозные художники выставляли свои картины с сюжетами из Библии, мифов, исторических сцен. Большую похвалу получали работы, которые прославляли буржуазные манеры и славу французского народа. Но что в таком случае должен был делать Мане, работы которого изображали совсем другое? Мане презирал то, что на картинах Салона ни проявлялись личные вкусы, реальная жизнь и современность, и охотно включал все это в свои работы. Так Мане положил целью изменить Салон изнутри. Художник имел большие надежды на картину «Любитель абсента».

«Любитель абсента», 1859 год
«Любитель абсента», 1859 год

Это была реалистичная картина, на которой изображено пьяницу с бокалом абсента — напитком, который содержал сильные наркотические вещества. Она проста по своему мотиву, но имеет аллюзии на картины Веласкеса («Философ Менипп», «Эзоп»), на которых выдающиеся фигуры изображены без пафоса, кэжуал. Вот такой, а не нарядной, Мане видел картину для Парижского салона. Но потом художник узнает, что его картину не приняли на выставку. Отказ было вполне понятным: реалистичный и без украшений портрет пьяницы, а не картина с аллегорическим смыслом.

К радости, в 1861 году две картины Мане — «Огюст и Эжени Мане, родители художника» и «Испанский певец» — были отобраны для выставки. Признание Салоном картин художника принесло ему славу и деньги, но важнейшим для него было признание отца, хотя тот и раньше с гордостью показывал гостям картины своего сына.

«Огюст и Эжен Мане, родители художника», 1860 год
«Огюст и Эжен Мане, родители художника», 1860 год
«Испанский певец», 1860 год
«Испанский певец», 1860 год

В этом году Мане познакомился с Дега, когда бродил галереями Лувра. Дега разместился там с мольбертом и гравировальной доской и пытался сделать гравюру с картины Веласкеса. Мане было по душе все испанское, он любил работы Веласкеса, поэтому их с Дега сразу объединили общие интересы. Они любезно поговорили и Мане дал несколько советов коллеге, хотя Дега не любил чужих ремарок. Дега любил четкие линии и сложности искусства, наполненного историческим содержанием и аллегорией. В отличие от Мане, который был смелым в своем творчестве и рисовал свои картины одна за другой, Дега нужно было много времени, чтобы изобразить именно ту идеальную картину, которую он видел в своей голове. После первой встречи Дега забросил историческую живопись и аллегорию. Он начал интересоваться жизнью людей в Париже, попал в интересный мир Мане и, наконец, влюбился в сцены городской жизни. Поэтому Мане имел большое влияние на Дега. Но их дружеские отношения были испорчены одним инцидентом. Как-то Дега нарисовал портрет супругов Мане и подарил им. Но через некоторое время придя в мастерскую Мане, он увидел, что на изображенном лице Сюзанны — следы от ножа. Оказалось, это сделал сам Мане. Не слушая объяснений, Дега сразу же оставил мастерскую товарища.

В 1862 году появляется картина «Лола из Валенсии», которая отражала увлеченность художника Испанией. Середина XIX в. прошла в Париже под мощным влиянием всего испанского. Культура Испании полна пылкими и страстными танцами, манерами, искренностью и правдой. Именно это привлекало Мане.

«Лола из Валенсии», 1862 год
«Лола из Валенсии», 1862 год

В 1863 году жюри Салона решило, что они ведут себя слишком демократично и принимают много картин для выставки. Как следствие, было сокращено количество картин для Парижского салона. Отверженных художников было так много, что они подняли небольшой скандал и Наполеон III предложил сделать так называемый «Салон отверженных», поэтому именно там оказались две свежие работы художника — «Завтрак на траве» и «Олимпия». Обе были раскритикованы, потому что изображали обнаженных женщин. С «Олимпией» история вообще забавная: мужчины пробегали рядом с ней со своими жёнами, а затем снова возвращались к ней сами.

«Олимпия» 1863 год
«Олимпия» 1863 год

В XIX столетии начала формироваться концепция эстетизма, которая утверждала, что картина — это эстетический объект, и мы должны любоваться красотой картины, а не думать о героях и о их историях. Мане пытался визуализировать эту концепцию, но зрители этого не понимали, потому что привыкли что «салонная» картина — это рассказ, где ясно, что происходит и как закончится сюжет.

Современники Мане начали думать о нем как о герое — революционере.

Позже недалеко от берегов Франции происходит невероятная битва двух кораблей: «Кирседж» и «Алабамы». Эдуард Мане приезжает специально, чтобы посмотреть на этот бой. На картине «Бой «Кирседжа» и «Алабамы» битва происходит на заднем плане, а на переднем — будто лодка со зрителями. Автор словно сделал себя самого зрителем этого кино. Эта картина напоминает хронику.

«Бой «Кирседжа» и «Алабамы», 1864 год
«Бой «Кирседжа» и «Алабамы», 1864 год

Есть еще одна работа в коллекции Мане, которая имела историческую тематику. Это «Расстрел императора Максимилиана I». Ее нельзя было выставлять во времена Второй империи, потому что на ней изображено самого Наполеона III как убийцу. Посмотрим подробнее:

«Расстрел императора Максимилиана I», 1868 год
«Расстрел императора Максимилиана I», 1868 год

Причиной к написанию картины стала политическая игра Наполеона III, которая стоила жизни Максимилиану I. Дело в том, что Наполеон III повалил республиканский строй в Мексике и посадил там на трон Максимилиана I. А когда французский император понял, что содержать войска Франции в Мексике дорого и поддерживать Максимилиана не выгодно, отозвал обратно армию. Этим воспользовались мексиканские республиканцы, и расстреляли императора, как только французы покинули их страну. Когда об этом узнал Мане, то создал эту картину как реакцию на политическую безответственность Наполеона III. Он на картине стоит с краю справа. Интересно то, что сначала Мане одел солдат в мексиканскую одежду, но позже переодел их во французскую форму, желая подчеркнуть, что Франция и сам Наполеон виновен в смерти Максимилиана. И даже больше. Заметили ли вы тень внизу справа на картине? Это наша тень. Это мы равнодушно наблюдаем за убийством. Неудивительно, что картину не выставляли на показ в то время, не так ли?

А еще эта картина свидетельствует о восхищении работами Гойи, поскольку Мане скомпоновал свою работу подобно картине «Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808» Гойи. Сравните:

«Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808», 1814 год
«Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808», 1814 год

В течении жизни Мане сближается с группой молодых художников, которые позже будут называться импрессионистами, и они делают Мане своим неформальным лидером. Эту группу молодых художников, которая бросала вызов салонным шедеврам, стали называть «бандой Мане», а самого Мане — «королем импрессионистов». Но несмотря на то, что Мане нравилось общение с импрессионистами, сам он себя к ним не причислял. Ему всегда хотелось быть официально признанным со стороны салона, поэтому он не хотел показывать свои картины на выставках импрессионистов. 

На выставке в 1869 г. Мане создает свой павильон и демонстрирует там собственные картины. Там появляется и картина «Балкон», где изображены Берта Моризо, скрипачка Фанни Клаус и Антуан Гийме. Далеко на заднем фоне угадывается лицо сына художника.

«Балкон», 1868 год
«Балкон», 1868 год

И хотя эта картина не была броской — никаких обнаженных девушек — публика все равно не одобрила художественных решений художника. В этот раз критиковали неестественно насыщенный зеленый цвет в ограждении балкона и яркий галстук Гийме. Хотя все трое героев занимают центральное пространство на холсте, Мане будто создает фокус только на одной Берте Моризо, а лицо других размывает и погружает в тень по степени отдаления от переднего плана. Благодаря этому создается объем. Мане считал сюжет второстепенным элементом и любил брать мотивы для картин, придуманные художниками прошлого. В этом случае сюжет для картины «Балкон» был заимствован с картины Гойи «Махи на балконе», но если в варианте Франсиско Гойи обе женские фигуры равноценны, то у Мане только одна выделяется – это Берта Моризо. Эта дама — одна из самых ярких художниц XIX в., самая смелая среди импрессионистов того времени. Но, вероятно, Мане видел в ней прежде всего не художницу, а свою любовь. Все было сложно в их отношениях: Мане был женат, а Моризо не из тех женщин, которые заводят краткосрочные отношения.

В 1870 году происходит франко-прусская война, и Мане отправляет своих родных на юг Франции, а сам вступает в армию и участвует в защите Парижа. С годами у художника не исчез запал. К счастью, ему удается остаться живым в период боевых действий. После объявления Парижской коммуны, Мане включили в Федерацию художников, но на самом деле он сам был далек от политики. После войны он становится еще ближе к молодым импрессионистам, а именно Клоду Моне.

Начиная с 1877 г. особенное внимание Мане направляет на портреты и натюрморты. Через два года он получает второе место в салоне, и это дает ему возможность выставлять свои картины без отбора жюри. Позже он был награжден Орденом Почетного легиона —  это высшая награда во Франции, которая присуждается за военные успехи.

В 1879 году у Мане случился острый приступ ревматизма. Но позже оказалось, что это атаксия – болезнь, которая вызывает нарушение координации движений. Болезнь прогрессировала и ограничивала возможности художника. Несмотря на это он работает над большой картиной «Бар в «Фоли-Бержер», которая с энтузиазмом принимается в салон.

«Бар в «Фоли-Бержер», 1882 год
«Бар в «Фоли-Бержер», 1882 год

В этот период он получает признание даже от людей, которые были против его творчества. Но как жаль, что нас ценят, когда жизнь подходит к финишу… Через год Эдуард Мане умирает. Он реализовал себя и достиг желаемого к этому времени.

На самом деле, наша статья не вместила многие детали жизни художника. Нам хочется рассказать вам также о том, каким Мане был в гостях, за что его любили знакомые и почему на его шутки не обижались. Мы готовы подискутировать, завидовал ли Дега своему товарищу Мане, или это была просто конкуренция двух талантливых художников. Это все, а также детали о его отношениях с Моризо, мы открываем на лекциях по истории искусства. А секретами письма художников делимся на мастер-классах.

Оставить заявку

    Ближайшие мастер-классы
    Посмотреть весь календарь >>
    Отзывы наших клиентов
    Как нас найти

    Мы на карте

    Напишите нам