Ян ван Эйк — гений Северного Возрождения

Позвоните сейчас и закажите

В разное время мы имеем различные ассоциации с одними и теми же вещами. Так, один из величайших художников в европейской истории последние лет двадцать ассоциируется с портретом флорентийского купца Арнольфини, который очень похож на одного современного президента огромной страны. Однако, Ян ван Эйк – это не только автор «Портрета четы Арнольфини».

Ян и его брат Хуберт прославились еще при жизни. И если о Яне есть определенные исторические сведения, то Хуберт как призрак. Он как будто бы был, а вроде и нет. Однако, как отмечает Кеннет Кларк в своем исследовании пейзажа, именно стилистика Хуберта в пейзажах Гентского алтаря повлияла на дальнейшую живопись лучшего пейзажиста Нидерландов — Питера Брейгеля. В более поздних работах Яна ван Эйка трактовка пейзажа совсем другая.

Первые пейзажи Нового времени были очень маленькими — примерно 7х5 см. Они появляются в «Туринском часослове», который был создан для графа Голландского. По утверждению Кеннета Кларка автором этих пейзажей был Хуберт ван Эйк. Особенностью пейзажей этого часослова является то, что ни один исследователь до сих пор не нашел истоков идеи такой трактовки пейзажа. К сожалению, в пожаре 1904 года страницы рукописи сгорели. У ученых было всего несколько лет на исследование после того, как часослов нашли, которые предшествовали его трагической гибели. Сохранилась всего одна страница из библиотеки Тривульцио. Именно на основе ее исследования можно рассматривать технику передачи Хубертом ван Эйком интенсивности света через цвет. Общий тон пейзажа создает впечатление, что он был написан не в XV, а в XIX веке.

Но давайте вернемся к Яну. Отец истории искусства, художник и биограф эпохи Возрождения — Джорджо Вазари приписывает Яну ван Эйку изобретение масляной живописи. А фламандский художник и писатель Мандер называет Яна и Хуберта ван Эйков основоположниками нидерландского искусства. В общем, имя Яна ван Эйка окутано тайнами, мифами и легендами. Даже точная дата его рождения неизвестна. Родом он из герцогства Лимбург, скорее всего из города Маасейк (отсюда и фамилия). Учился Ян тоже будто у своего старшего брата Хуберта. Здесь остается открытым вопрос о существовании Хуберта как такового.

Самостоятельно работать Ян начал в Гааге при дворе графа Яна Баварского. Впоследствии переехал в город Лилль и был придворным живописцем герцога Бургундского Филиппа III Доброго. При бургундском дворе Ян выполнял не только обязанности художника, но и посла. С миссиями посещал Испанию и Португалию. Впоследствии работал в Генте, где создал (совместно с братом) величайшую свою работу — Гентский алтарь. С 1431 года Ян ван Эйк переезжает в Брюгге, где проживет остаток своей жизни до июля 1441 года.

В 1437 году Ян ван Эйк начинает работу, которую ему было не суждено завершить — «Святая Варвара». Пейзаж этой картины выглядит предтечей появления Питера Брейгеля Старшего — лучшего пейзажиста Нидерландов.

Вероятно, самым известным учеником Яна ван Эйка был Петрус Кристус. Он перенял у своего учителя внимание к деталям, гладкое письмо и утонченность живописи. Еще один талантливый ученик — Антонелло да Мессина (нет свидетельств о их совместной работе в мастерской, но техника масляной живописи и манера письма говорят сами за себя) буквально принес технику масляной живописи в Италию.

Самое большое художественное произведение Яна ван Эйка, написанное вместе с братом Хубертом — Гентский алтарь был создан по заказу бездетной состоятельной гентской пары — Йоса Вейдта и Элизабет Борлют. На алтаре есть надпись о том, что его начал «самый большой из всех» живописцев Хуберт ван Эйк и окончил его брат Ян «второй в искусстве». Алтарь создавался для собора святого Бавона и был освящен 6 мая 1432 года.

Ян ван Эйк

Замысел алтаря впечатляет: 24 деревянные панели, высота 3,5 метра, ширина — 5 метров, 258 изображений людей, невероятно детализированный пейзаж сцены «Жертвоприношение агнца». И в закрытом повседневной положении, и в открытом — праздничном, алтарь делится на два яруса. В открытом виде изображения алтаря посвящены всем святым. В нижнем ярусе открытого алтаря перед нами предстает бесконечная процессия святых мучеников, пророков, патриархов, праведных судей, отшельников, пилигримов и войско Христово. В центре открытого алтаря стоит агнец, из сердца которого в потир (жертовную чашу) льется кровь. Это символ жертвы Христа. Символ искупления человеческих грехов.

Фланкируют открытый алтарь изображения обнаженных Адама и Евы. Традиционно считается, что изображение Адама на Гентском алтаре — это первое изображение обнаженной натуры к северу от Альп, которое было написано с натуры.

Детализация изображения и наполнение содержанием каждого фрагмента впечатляет. Обратите внимание на майоликовую плитку под ногами ангелов, поющих Ave Maria. Там присутствует монограмма Христа «IHS» и надписи на греческом языке – альфа и омега, которые также указывают на Иисуса.

В закрытом виде алтарь демонстрирует нам чету донаторов, которые молятся на коленях. Именно так традиционно изображают донаторов, но вернемся к этому чуть позже, когда будем рассматривать «Мадонну канцлера Ролена» с коллекции Лувра.

Рядом с донаторами изображены скульптуры Иоанна Крестителя и Иоанна Евангелиста. Они написаны в технике гризайли – поэтому выглядят как скульптуры, стоящие в нишах. В верхнем ярусе перед нами предстает сцена «Благовещение». Архангел Гавриил приносит Деве Марии благую весть. Интересно рассматривать надписи «Ave Maria» (радуйся, Мария) и ответ Богородицы «Ecce ancilla domini» (смотрю, невеста Господня), которые перевернуты вверх ногами. Они так написаны, потому что обращение идет непосредственно к Богу, а еще для того, чтобы пророки и сивиллы наверху яруса смогли увидеть, как сбывается их пророчество.

Через открытые арочные окна можно увидеть средневековый город с невероятно детализированной архитектурой. Такое тонкое исполнение в работе с задним планом мы еще не раз встретим у Яна ван Эйка.

После Гентского алтаря ван Эйк пишет «Мадонну каноника Йорис ван дер Пале» (1434 — 1436). А в 1935 году получает заказ на «Мадонну канцлера Ролена». Техника написания двух изображений Богородицы схожа с той, которую мы встречаем в Гентском алтаре. По крайней мере, в тех его панелях, которые атрибутированные именно кисти Яна ван Эйка.

Давайте разберемся с картиной «Мадонна канцлера Ролена». Несмотря на то, что композиция размещена почти симметрично, а канцлер обращен к нам почти в профиль, есть один чрезвычайный нюанс в этой композиции. Канцлер соразмерим с Мадонной и как будто бы ведет с ней светскую беседу. Сравните эту композицию с «Мадонной каноника Йориса ван дер Пале». Почувствуйте разницу между каноником, который стоит на коленях, которого Мадонне представляют двое святых и канцлером, сидящим в присутствии Богоматери. Вспомните как изображен Йодок Вейдт (донатор Гентского алтаря) — он стоит на коленях в нише.

Ян ван Эйк

Николя Ролен (1376 — 1462) был адвокатом при дворе Иоанна Бесстрашного. После убийства герцога он стал советником его сына Филиппа Доброго. В 1422 году Филипп в знак благодарности за хорошую службу назначает Ролена канцлером Бургундии и жалует ему знатное звание. Таким образом, Ролен стал одним из самых богатых людей при бургундском дворе и известным покровителем искусств.

Мадонна канцлера Ролена может трактоваться как живописная молитва или изображение молитвы канцлера. Такие трактовки были необходимы еще во время работы над картиной, потому допустить, что смертный человек (пусть и очень могучий) может изображаться на равных со святыми — это уже было богохульство с точки зрения Церкви. Скорее всего на раме, в которую была одета картина сразу после написания был текст с объяснением иконографии картины. Но, к сожалению, рама не сохранилась. Первоочередным местом для «Мадонны канцлера Ролена» была семейная капелла Ролена в Нотр-Дам дю Шатель в Отёне (откуда родом канцлер). Первое пожертвование для этой капеллы канцлер сделал в 1429 — 1430 годах. А потом добился папской буллы о получении индульгенции (прощение грехов) для всех, кто сделает пожертвования этой капелле. Второе пожертвование в капеллу поступило в 1432 году, вероятно одновременно с установкой картины Яна ван Эйка.

«Мадонна канцлера Ролена» — это очень камерная работа, всего 65х62,3 см. Но внимание на картине привлекают не только фигуры на первом плане: канцлер, Богородица с младенцем и ангел, который держит нарядную корону над ее головой. Интерьер лоджии, в которой разворачиваются события проработан до мельчайших деталей. Майоликовая плитка на полу, капители колонн с разными фигурами ветхозаветных событий сделаны очень тонко. А если углубиться дальше в картину, то можно разглядеть средневековый город за аркой со стороны канцлера и множество готических церквей со стороны Марии. Мост через реку наполнен маленькими людьми. Современные технологии оцифровки позволяют детально рассмотреть увеличенное изображение всех этих персонажей.

В саду растут розы и лилии — цветы, которые символизируют непорочность Марии. По двору гуляет павлин, который традиционно выступает символом Папы Римского. Возможно здесь его изображение связано с изданием буллы об отпуске грехов.

Два мира: светский и религиозный разделяет река. На мостике стоят двое мужчин. У одного из них на голове тюрбан очень похож на тот, в который одет человек на автопортрете Яна ван Эйка. Эта пара встретится у Яна Ван Эйка еще по крайней мере один раз на картине «Портрет четы Арнольфини». Сложная композиция этого портрета оставалась недосягаемой для художников до появления картины «Фрейлины» Диего Веласкеса в XVII веке.

Ян ван Эйк

Для начала обратите внимание на выпуклое зеркало на стене. В нем отображаются не только фигуры супругов Арнольфини, но и двух свидетелей этой сцены. Это двое мужчин прямо как на фоне «Мадонны канцлера Ролена» — один из них Ян ван Эйк, а второй возможно Хуберт. В обрамлении зеркала изображены сцены Страстей Христовых.

На переднем плане человек держит в левой руке руку жены. Подробно прописан интерьер комнаты. Удивительная люстра на потолке завораживает не меньше, чем корона над головой Богородицы в алтарной композиции на заказ канцлера Ролена. Со стороны мужа горит свеча, а со стороны жены — нет. Это дает основания для предположения, что портрет был написан посмертно, как знак преданности своей жене. На верность намекает и собачка, которая также находится в комнате.

Дневной свет проникает в комнату через открытое слева окно. Этот прием впоследствии будут активно использовать Петрус Кристус и Ян Вермеер.

Наличие зеркала на стене и расширение пространства за счет отражения в нем всей комнаты, даже за пределы того, на что направлен взгляд художника — это невероятное открытие и новшество Яна ван Эйка. Вероятно, именно это зеркало сделало «Портрет четы Арнольфини» одним из самых известных портретов в истории искусств.

Ян ван Эйк

Обратите внимание на изящную надпись на стене над зеркалом: «Ян ван Эйк был здесь». Помните надпись на Гентском алтаре? О хорошем образовании Яна можно судить по надписям, которые он оставлял на своих работах. Это были надписи на разных языках: фламандском, французском, греческом, латинском, иврите. Возможно именно хорошее образование дало ему возможность принимать участие и в дипломатических миссиях.

Итак, мы точно знаем, что Ян ван Эйк — это один из лучших и самых выдающихся художников в европейской истории. Ян и его брат Хуберт сделали много для развития алтарной живописи, портрета и пейзажа. Ян усовершенствовал технику масляной живописи настолько, что она стала распространенной, а вместе с ней открылись и новые горизонты для художников. Однако, жизнь художника полна белых пятен и тайн.

Больше о Яне ван Эйке и художниках Северного Возрождения можно узнать на курсе лекций по истории европейского искусства. А детально рассмотреть картины Яна ван Эйка можно на сайте, посвященном его картинам Closer to Van Eyck. Также приглашаем Вас на наши регулярные творческие мастер-классы в арт-студии «Лихтарик».

Оставить заявку

    Ближайшие мастер-классы
    Посмотреть весь календарь >>
    Отзывы наших клиентов
    Как нас найти

    Мы на карте

    Напишите нам