Пейзаж. Становление жанра

Позвоните сейчас и закажите

Пейзаж — жанр живописи, который сейчас является одним из самых любимых, ранее не пользовался популярностью. Вообще, считалось, что это «низкий» жанр. Не уровень портрета, историческим или мифологическим картинам. Исследованию пейзажа, логично, что тоже уделяли мало внимания. Мы же хотим показать один чрезвычайно интересный метод исследования пейзажа, который предложил в ХХ в. Кеннет Кларк.

Кеннет Кларк — это английский искусствовед и выдающийся историк искусства. Он был самым молодым в истории директором Лондонской Национальной галереи в чрезвычайно сложные времена Второй Мировой войны. Его работа в Галерее пришлась на 1934 — 1945 годы. После войны Кеннет Кларк преподавал в Школе изящных искусств Слейда в Оксфорде. По материалам его лекций вышла прекрасная книга «Пейзаж в искусстве».

На самом деле, глубина и детализация изображения природы пропорциональны нашей попытке найти гармонию с природой. Чтобы лучше понять этот тезис посмотрите на пейзажные изображения древних времен: мозаики Рима или фрески крито-микенской культуры. Тогдашние люди стремились отобразить поля шафрана и невероятные пейзажи, которые окружали небольшие тогдашние города. Возможно с технической точки зрения нам некоторые изображения сейчас кажутся слишком стилизованными, но внимание мастеров к деталям и любовь к объекту изображения впечатляет.

Пейзаж

Кеннет Кларк разделяет изображение пейзажей на несколько видов:

  • Пейзаж символов;
  • Пейзаж реальности;
  • Пейзаж фантазии;
  • Идеальный пейзаж.

Чем являются эти разные виды пейзажей и какая между ними разница. Для начала, хочется отметить, что в этой классификации меньше учитывается хронологическая составляющая. Но, мы начнем наше рассмотрение именно с хронологии, а затем вернемся к теории Кеннета Кларка.

Хронологически о пейзаже можно говорить, начиная с крито-микенской культуры и фресок, которые пришли к нам с островов Крит и Санторини. Сейчас фрагменты этих бесценных фресок, которые дошли до наших дней можно увидеть в археологическом музее Ираклиона. Удивительные стилизованные поля шафрана в стенописи выглядели, наверное, невероятно.

Следующие прекрасные образцы уже римской эпохи мы находим в Помпеях и Геркулануме. Города, которые были погребены под пеплом после извержения вулкана Везувий законсервировали для нас удивительные образцы стенописи и мозаик, где присутствует пейзаж. Благодаря прекрасно сохранившимся образцам стенописи из этих городов, ученые выделяют так называемые четыре типа помпейской живописи. Один из этих типов как раз о пейзаже. А точнее, о способе декорирования стен сплошным изображением природы. Таким образом, у человека должно было сложиться впечатление, что ограничений, которые образуют стены не существует. Это едва ли не первая попытка создания альтернативной реальности.

С приходом христианства многое изменилось и отношение к пейзажам также. Преимущественно изображения природы перешли из крупных плоскостей стены на маленькие страницы рукописных книг.

И еще один важный нюанс, первыми выделили пейзаж в отдельный жанр не европейцы, а китайцы. Именно в Китае, с его внимательным отношением к природе возникли глубокие разработки способов изображения природы. В Европе же пейзаж долгое время играл роль фона, своего рода театральной декорации. Именно на фоне этой декорации разворачивались главные события. Приход же христианства в значительной степени свел пейзаж на нет. Хотя в ранние периоды христианства, пейзаж еще встречается на религиозных картинах, но впоследствии все изображения переходят на золотой фон. И только эпоха Возрождения изменит расстановку сил для пейзажа. Впрочем, даже в самые тяжелые годы для пейзажа его можно встретить в иллюминированных манускриптах. Бестиарии бесконечно радуют нас своими трактовками природы.

Пейзаж

Ситуация меняется с приходом эпохи Возрождения, а еще с разработкой сюжетов, связанных со Святым Франциском. Франциск Ассизский по преданию имел невероятный дар — он понимал язык птиц и животных и проповедовал им. Поэтому сюжеты с изображением Франциска на лоне природы стали прекрасным источником вдохновения для художников.

Последующие эпохи барокко и рококо не уделяли много внимания пейзажам. Хотя именно в эпоху барокко, в XVII веке выделяется другой жанр — натюрморт.

А вот романтизм сделал для пейзажа немало. О чем поговорим чуть позже. Ну и безусловно, барбизонская школа и импрессионисты вывели пейзаж на лидирующие позиции среди жанров живописи. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что далось им это тяжело.

Возвращаемся к теории Кеннета Кларка и пейзажам символов. Средиземноморские попытки изображение пейзажа хоть и выглядят впечатляющими, но греки (как впоследствии и итальянцы эпохи Возрождения) были человекоцентричными. И этот факт ярко отражается в пейзаже. Пейзаж — это сцена для развертывания событий между людьми и богами. Аналогию можно провести с описаниями природы в «Одиссеи». Хотя именно эллинистические художники и создали первую пейзажную школу в западном мире.

И хотя рядовому зрителю кажется, что между античностью и христианским миром лежит пропасть — это совершенно не так. Венская Книга Бытия 560 года представляет собой уникальное явление сочетание двух миров. Художник, которого называют Иллюзионист, сумел передать единую атмосферу пейзажа в иллюстрациях, несмотря на византийскую трактовку человеческих фигур. В Утрехтской псалтыре IX в. также прослеживаются эллинистические влияния в пейзажных мотивах. Как видите, пропасть между двумя эпохами не такая уж и непреодолимая, как кажется на первый взгляд.

Однако, чем глубже мы идем в Средневековье, тем более символическим становится пейзаж. А дело здесь в том, что согласно христианской философии, земная жизнь — это лишь миг. В этом мире ничто не должно чрезмерно забирать нашего внимания, ведь концентрироваться человек должен на вечном и на достижении Царства Небесного (то есть вести праведную и часто страдающую жизнь ради возможности попасть в рай после смерти). Именно эта философия порождает декоративно-символическое искусство Средневековья.

Но, если в античности толчок для развития пейзажа в живописи дал Гомер и Вергилий, то в христианском мире это был Данте Алигьери. Его вклад в развитие всего искусства эпохи Возрождения, и, следовательно, всех последующих эпох невозможно переоценить. Именно в описаниях природы в «Божественной комедии» происходит переход от мира раннего Средневековья, который пугал человека к миру где Бог начинает проявляться в природе. Величайший поэт своей эпохи Данте и величайший художник своего времени Джотто были друзьями. Нет сомнений, что поэзия Данте оказала влияние на творческий путь Джотто. Хотя он и не уделял своим пейзажам большого внимания, но именно Джотто отошел от византийского золотого фона для изображения религиозных сцен. Его голые скалы созданы для поддержания и выделение каждой сюжетной группы людей на фреске. И все же это уже скалы, отдельные деревца, а не просто однотонный фон.

А с чисто живописной точки зрения здесь еще не уделяется внимание свету, который делает пейзаж настоящим пейзажем. В итальянской живописи свет так и не стал первой скрипкой пейзажа. А вот Поль Лимбург — нидерландский миниатюрист и автор Великолепного часослова герцога Беррийского достиг нового единства тона в живописи в 1410 году. А уже через пятнадцать лет Хуберт ван Эйк в своем «Поклонении агнцу» на панели Гентского алтаря написал совершенно новый пейзаж. Этот новый тип пейзажа Кеннет Кларк называет пейзажем реальности.

Пейзаж

Первые пейзажи Нового времени появляются в «Туринском часослове» и Кеннет Кларк считает их автором именно Хуберта ван Эйка. Уникальность этих пейзажей заключается в том, что так и не было найдено их предшественников, своеобразного источника из которого они могли бы выйти.

Интерес к характерным особенностям конкретной местности больше всего проявляется в акварелях Альбрехта Дюрера. В отличие от северных художников, которые в пейзаже реальности опирались на то, что видели собственными глазами, итальянцы опирались на законы перспективы, которые были разработаны Филиппо Брунеллески. Но точный математический расчет, который идеально подходил для построения архитектурного пространства или интерьера на природный пейзаж влиял «убийственно».

Совсем другая история происходит в Венеции. Пейзажи Джованни Беллини — художника, который стал родоначальником венецианской школы живописи — полны любви к каждой детали. Такой подход был не характерен для итальянских мастеров. И Беллини закладывает основы для дальнейшего развития пейзажа в Венеции и создания одной из лучших живописных школ Европы. Такое внимание к пейзажу приведет к техническим наработкам в работе с колоритом и светом, которые мы увидим и в последующих поколениях.

На севере же Европы пейзаж реальности будет разрабатывать лучший нидерландский пейзажист — Питер Брейгель.

Пейзаж

Но чрезмерный интерес к реальности перерос в разработку фантазий. Так появился пейзаж фантазий. И здесь мы остановимся на картинах Маттиаса Грюневальда. Его пейзажи снова пугают зрителя. Они зловещие, величественные и всеобъемлющие. В скалах и деревьях Грюневальда точно прячутся чудовища. Как же без них может обойтись такой дикий пейзаж. А если совместить это с эмоционально насыщенными религиозными сценами, которые происходят в этом пейзаже (обратите внимание, что не на фоне пейзажа, а непосредственно в нем).

А что еще придает этому пейзажу фантастичности? — Свет. Яркий, резкий, контрастный свет, вызывает чувство беспокойства. Яркие примеры такого пейзажа фантазии мы видим и в работах Эль Греко. Посмотрите на его «Вид Толедо во время грозы». Почувствуйте этот контраст, почувствуйте душу Толедо. Как ни странно, Эль Греко – это художник родом с острова Крит, который нашел свой путь именно в Испании. Этот пейзаж Толедо не похож ни на изображения, характерные Средиземноморской традиции, и не на пейзажи XVI века. Он намного ближе к романтическим пейзажам XIX века. Здесь что-то есть, что потом мы увидим у Тернера и Ван Гога. Возможно секрет кроется в уникальном сочетании византийской традиции, которой пытался следовать Эль Греко, и маньеризма.

Композиционная схема маньеризма, которая вышла с эпохи Возрождения, и стала как будто бы промежуточным этапом между двумя большими эпохами, подготовила почву для одного из лучших пейзажистов — Питера Пауля Рубенса. Несмотря на то, что Рубенс на вершине своей славы часто привлекал Яна Брейгеля для работы над пейзажами в своих монументальных работах, его видение пейзажа впечатляет. Особенно хорошо работа именно Рубенса видна в его рисунках. Он умел передать атмосферу и игру света, и невероятную жизненную энергию.

Но перед тем как пейзаж выделится в самостоятельный жанр искусства художникам нужно было разработать идеальное видение пейзажа. В античности идеальные пейзажи мы находим в «Энеиде» Вергилия. А уже в эпоху Возрождения вергилиевские пейзажи станут своего рода воскресением античности. Художники будут обращаться к его описаниям и вдохновляться ими для своих пейзажных разработок. И здесь отдельно следует поговорить о Джорджоне. Возможно, если бы он не умер от чумы молодым, то именно Джорджоне получил бы славу, которую до сих пор имеет Тициан. А возможно их соперничество стало бы для Венецианской школы тем самым, что соперничество Рафаэля и Микеланджело во время работы в Риме.

Джорджоне вообще вывел пейзаж на какой-то совершенно новый уровень. Это можно сравнить разве что с эффектом, который Кеннет Кларк приписывает Хуберту ван Эйку. Джорджоне, несмотря на свое итальянское происхождение, ставит человека на второй план, а основное внимание уделяет пейзажу. Казалось бы, для итальянца это не мыслимая ситуация. Ведь все итальянское искусство эпохи Возрождения стоит на принципах гуманизма. На картине, которую критики назвали «Гроза» главным персонажем выступает естественное явление, а уже потом мы обращаем свое внимание на людей. А если взять фрагмент с молнией и увеличить его, то мы получим достаточно современное (его можно принять за выполненное в XIX в.) изображение, которое может быть самостоятельной картиной.

Пейзаж

Идеальные пейзажи мы находим и у Никола Пуссена. Его аркадские пейзажи надолго станут образцом для художников будущих поколений. Пуссен считал, что идеальный пейзаж — это гармоничный баланс горизонтальных и вертикальных элементов композиции. Он достигал идеального ритма горизонтальных и вертикальных элементов, доводя их буквально до архитектурной точности. Не зная Пуссена невозможно понять Сезанна, а не понимая Сезанна нельзя понять искусство ХХ века (не только пейзажное).

В начале XIX в. началась эра пейзажа. Пейзаж начал приобретать популярность. Именно здесь появился Тернер с его невероятным видением. Тернер был способен высунуть голову в окно поезда, чтобы увидеть дождь на скорости, а затем написать это свое видение (реальное видение) на холсте. В XIX в. французские художники откажутся от академической традиции Парижа и отправятся в лес Фонтенбло, чтобы создать Барбизонской школу. Здесь же состоится революция в живописи сделанная импрессионистами. А самое главное, впервые в истории художники выйдут на пленэр и будут писать цвет и свет здесь и сейчас.

Пейзаж

Огромные серии Моне, которые будут иметь одинаковую композицию, но настолько разную атмосферу из-за того, что художник сумеет уловить солнечный свет конкретного момента, навсегда изменят живописный пейзаж.

Логический и последовательный анализ пейзажа, сделанный Сезанном на примере его родной горы Сент-Виктуар приведёт к появлению кубизма и проложит путь живописи ХХ века.

Но мы еще не знаем сколько сногсшибательных поворотов сделает искусство в исследовании природы. Больше узнать о пейзаже и других жанрах живописи можно на онлайн лекциях по истории европейского искусства в арт-студии «Лихтарик». А нарисовать пейзаж в импрессионистической стилистике приглашаем Вас на мастер-класс масляной живописи. Понять, что такое акварельный пейзаж можно на наших мастер-классах акварельной живописи. Узнавайте больше об искусстве вместе с нами.

Оставить заявку

    Ближайшие мастер-классы
    Посмотреть весь календарь >>
    Отзывы наших клиентов
    Как нас найти

    Мы на карте

    Напишите нам