Мир форм, цветов и звуков Василия Кандинского

Позвоните сейчас и закажите

Василий Кандинский, основоположник абстракционизма, уделял особое внимание сочетанию форм и цветов, а также звучанию красок. Он считал, что, когда человек смотрит на картину, сначала происходит физическое воздействие цвета: зритель получает удовольствие или раздражение. Это поверхностные переживания, которые не задерживаются надолго, если душа закрыта. Однако в противном случае они могут вырасти в переживания глубокие. Для более высокоразвитой личности  вещи, цвет получают внутреннее звучание. Больше всего людей привлекают светлые и теплые тона: на киноварь можно смотреть бесконечно, как на огонь. От ярко-желтого глазу становится больно, как уху от высокого звука. В синем и зеленом глаза обретают покой.

Психическое воздействие красок вызывает душевные вибрации. Чувствительные люди похожи на хорошую скрипку, которая вибрирует всеми частями при прикосновении смычка. Зрение у них связано со всеми органами чувств. Поэтому некоторые цвета могут производить впечатление чего-то колючего или, наоборот, бархатного.

Цвета способны непосредственно влиять на душу. Цвет — это клавиша, глаз — молоточек, душа — многострунный рояль. А художник с помощью различных клавиш заставляет вибрировать человеческую душу.

Форма может существовать самостоятельно, а цвет нет, он не допускает бесконечного распространения. Когда мы хотим передать цветной звук в живописи, например, красный звук, нам нужно выбрать определенный тон среди оттенков красного и отграничить его от других цветов. Это неизбежное соотношение формы и краски позволяет нам наблюдать, как форма влияет на краску. Форма сама по себе уже имеет внутреннее звучание. Сочетание различных форм и цветов дает совершенно разные сущности. Одни формы подчеркивают определенные цвета, остальные — притупляют. Резкие цвета в остроугольных формах усиливаются (например, желтый в треугольнике), глубокие цвета получают такое свойство в круглых формах (например, синий в круге). Однако несоответствие формы и цвета не является негармоничным, оно открывает новые возможности.

Форма является выражением внутреннего содержания.

«Композиция VIII», 1923 г.

Есть 4 основных звучания каждой краски:

  1. Теплая светлая
  2. Теплая темная
  3. Холодная светлая
  4. Холодная темная

Тепло или холод каждой краски является ее склонностью к желтому или синему. При этом краска сохраняет свое основное звучание, но оно становится более или менее материальным. Это движение в горизонтальном направлении, причем теплая краска движется к зрителю, а холодная — от него. Это первый большой контраст.

Второй большой контраст связан с разницей между черным и белым, которые определяют склонность краски к светлому или темному. Они движутся к или от зрителя, но в статической форме.

Движение желтого и синего эксцентричное или концентрическое. Если нарисовать два круга: желтый и синий, то в желтом движение идет от центра к человеку, а в синем — наоборот. Первый будто пронизывает глаза, а во второй они сами погружаются. Это действие желтого увеличивается при добавлении белой краски, а действие синего — черной.

С усилением интенсивности желтый цвет становится навязчивым и беспокоит человека. Его звучание при этом напоминает громкий звук высокой трубы или фанфары. Желтый — типично земной цвет. При охлаждении его синим получаем болезненный оттенок, цвет безумия.

Что касается синего цвета, то его склонность к углублению так велика, что чем темнее цвет, тем больше он зовет человека в бесконечность, будит в нем тоску по сверхчувствительному. Синий — типично небесный цвет. При сильном углублении он имеет элемент покоя, а почти черный синий получает призвук человеческой печали. Светлый синий более равнодушный и далекий. Чем он светлее, тем беззвучнее. Голубой цвет похож на флейту, синий — на виолончель, темно-синий — контрабас, сине-черный — орган.

«Несколько кругов», 1926 г.

Смесь желтого и синего дает зеленый, горизонтальные движения взаимоуничтожаются, наступает состояние покоя. Это спокойный цвет, он никуда не движется, не зовет, не требует, не имеет призвуков грусти или печали. Зеленый хорошо влияет на утомленные души, но может быстро надоесть. Это пассивный и самодовольный цвет. Однако от примеси желтого зеленый становится живым, юно-радостным, получает активную силу. При добавлении синего он становится серьезным, задумчивым.

Белый часто считают не-цветом, он влияет на нашу психику, как большая абсолютная тишина. Это не-звучание, паузы в музыке, не мертвые, а полные возможностей. Так, возможно, звучала земля в ледниковый период. На фоне белого многие другие краски теряют чистоту звучания и расплываются.

Черный цвет звучит, как Ничто без возможностей, мертвое Ничто, вечная тишина без надежды на будущее. В музыке это финальная пауза, тишина после смерти. На его фоне любая краска звучит сильнее и точнее.

Образованный черным и белым серый цвет не может дать ни звука, ни движения, но это не тот покой, что есть в зеленом. Это безнадежная неподвижность, и чем темнее серый, тем глубже безнадежность.

Кандинский считал, что говорить «по душам» — главная задача художника. Он создал жанр, в котором главное — эмоции и чувства. Новый мир абстракции, где краски вибрируют и звучат, режут и привлекают.

Оставить заявку

    Ближайшие мастер-классы
    Посмотреть весь календарь >>
    Отзывы наших клиентов
    Как нас найти

    Мы на карте

    Напишите нам